Алексей (argoriec) wrote,
Алексей
argoriec

Categories:

Гедеоново войско

продолжение, начало здесь: http://argoriec.livejournal.com/24814.html
оригинал: http://www.proza.ru/avtor/ludmilaalekseev
блог автора: http://elgeya.livejournal.com/


Часть 3


getImage





ЭСКАДРА ПРИБЫВАЕТ НА КОСМИЧЕСКУЮ СТАНЦИЮ
"ГАХ - ЦЕХАН". КОРОТКИЙ ОТДЫХ.

- Пуэлл, что ты так на меня смотришь? Ты чего-то хочешь спросить? - Монтель озорно посмотрел на темноволосую девушку.
- Знаешь что, Монтель, тебе пора, я думаю, по настоящему влюбиться. Многие наши девушки мечтают понравиться тебе, а ты на них как бы по верху смотришь. Твоя светлая душа, дорогой ты наш поэт и мечтатель, хочет хорошей песни. Такая песня может родиться только во влюбленном сердце.
- Откуда ты все знаешь? Или твой несравненный Фогис нашептал тебе на вашей последней встрече? Только почему-то твои голубенькие глазки не покидает грусть.
- Если бы не было моего Фогиса, то я обязательно бы обворожила тебя, и ты писал бы стихи только обо мне.
Ты словно создана из света.
Ты так чиста и хороша.
Что у влюбленного поэта
Светиться стала вся душа.
Это ты, кажется, для Арголенны сочинил. Не оценила она, а какие ведь прекрасные слова! Она думает, что ей нужен парень более серьезный. Напрасно так думает. А вообще-то...
- Ой, Пуэлл, я почему-то сразу захотел обворожиться:
А в сердце есть всегда местечко,
Куда надежно прячешь ты
То звуки нежного словечка,
То свет любви и красоты,
То робость первого влеченья
Души разбуженной к душе,
То взгляда чистого свеченье
На откровенья рубеже.
- Монтель, на станции "Гах-Цехан" в салоне отдыха ты обязательно прочитаешь нам свои стихи о любви. После пережитого в этом полете всем твоя поэзия просто необходима.
- Просьба такой красивой девушки важней любого приказа командора. А сейчас... Что-то мы сегодня с тобой так разговорились на вахте. Экипаж надеется на нас.
- Все в порядке, Монтель, наш разговор не мешает думать о деле. Небольшое отвлечение полезно после такого нервного и умственного напряжения.


Монтель и Пуэлл замолчали, думая каждый о своем, а взгляды их контролировали происходящее на больших и маленьких экранах автоматических приборов. Умные всеведующие компьютеры делали порученное дело без ошибок.
Монтель, девятнадцатилетний парень с голубыми чистыми глазами, с вьющимися светло-русыми волосами, ниспадающими до самых плеч, на "Терро" был механиком-пилотом, а в повседневной жизни - весельчаком, балагуром, хорошим поэтом и верным надежным другом, любил музыку и все виды искусства. И совсем не случайно экипаж "Терро" доверил именно ему электронный архив, где хранились записи всех полетов эскадры. Аппаратура автоматически записывала голографическое отображение всего происходящего. В архиве были также видеофоны тех планет, чьи люди входили в состав экипажей эскадры. Сам Монтель был родом с далекой маленькой планеты Уги, что в галактике 278 созвездия Большого Пса. Это голубая планета была удивительным космическим созданием редкостной чистоты. Она создавала для своих обитателей необыкновенную легкость мысли.
Пуэлл правильно заметила: Монтель еще не нашел свою половину, настоящая любовь как бы обходила его стороной. И это его, пожалуй, скорее радовало, чем огорчало. Ему было ведь только девятнадцать лет, и хоть был он довольно умен и даже мудр для своего возраста, но его душа часто рисовала ему картины жизни в розовых и радужных тонах. Не раз он, как ему казалось, влюблялся в красивых девушек, но все это оказывалось лишь увлечением и потому быстро проходило. Правда, с некоторых пор Монтель стал питать особые, нежные и удивительно чистые чувства к Арголенне, он действительно посвящал ей стихи, Перес писал к ним музыку, и получались чудесные, по словам тех, кто их слышал, песни. Но Арголенна, хоть и не оставалась равнодушной к такому вниманию, но пока не выказывала особого расположения Монтелю. И кто осмелится предсказать, откроются ли их души друг для друга?


Другое дело Пуэлл. Эта удивительно стройная красавица, пришедшая в эскадру с корабля "Вигор", на котором она проходила практику в качестве связиста, уже успела покорить мужественное сердце командира корабля Фогиса. В прошлом полете кораблю-отражателю Фогиса пришлось вступить в бой с определенными силами. Корабль был серьезно поврежден и вынужден остаться для ремонта на одной из межгалактических станций. Поэтому в составе эскадры на этот раз летел другой корабль такого же типа.
Пуэлл тайно тосковала по своему любимому, но знала, всем своим существом чувствовала, что Фогис тоже тоскует и торопит время, чтоб встретиться с Пуэлл...
Прошло довольно много времени с тех пор, как зародилось человечество, и на всех планетах, населенных людьми, шел беспрерывный процесс выращивания Бога. Это - основная задача, стоящая перед Космосом, перед Вселенной. Вот и теперь, перевезя остатки погибающей цивилизации на новое место жительства, эскадра снова отправилась в далекий путь, потому что нельзя терять ни одной капли разумной жизни.
Пуэлл размышляла: "Перемещенная плазма на маленькой планете в далекой маленькой галактике "Млечный путь" будет теперь развиваться и развиваться, если не случится поблизости разорваться кирилийному блоку пространства, и если гравитационный ураган не разметает по Космосу эти крошечные частички. Их уже будет не собрать, хотя и они не пропадут. Из кирилийного блока жизнь берет свое начало, образуются новые формы, всевозможные варианты, получаются непредсказуемые результаты. Причудливые формы жизни иногда невозможно описать. Некоторые из них даже физически не способны перемещаться, но обладают достаточно большим интеллектом и знаниями.
КССК создали специально планеты супзории, суппозитории, ээхинарии, на которых организовывает те или иные космические госпитали, собирая там всевозможные виды существ и выращивая их, создавая им особые условия для дальнейшего развития. Есть планеты, уже не способные давать необходимый потенциал поля информации для того или иного вида, но переводить такую планету в другое энергетическое поле еще рано. Она не набрала необходимого потенциала, потому цивилизации грозит вымирание от информационного голода, и тогда на помощь приходят эскадры спасателей. Но в их задачи входит не только переселение погибающих цивилизаций, но и наблюдение за ними, доращивание их. Везде имеются станции слежения иерархии. Везде идет напряженная работа..."


- Эскадра входила в поле локации станции "Жолей - пха" созвездия Водолей. Пуэлл связалась с дежурным станции. Ей ответил Чир, молодой парень с черными кудрями и жгучими темными глазами.
- Эскадра прибыла в ваше поле, Чир, дайте нам маршрут на дальнейшее продвижение. Мы запрашивали.
-Маршрут для вас готов, Пуэлл. Остановитесь на досмотр на станции "Гах-Цехан", потом пойдете в скопление Ахван, галактика 251, вектор 15, искажение 45, эксклюзив 3.
-Маршрут приняла, Чир, но уж очень странное искажение. Что там случилось?
- Сигнал пришел с помехой. Разберетесь на месте. Сам не могу понять, что же там произошло? На гравитационный циклон не похоже.
Передай командору, что вызов срочный, пусть сократит время досмотра.
- Все поняла. - Пуэлл отключилась от связи.
А в это время в операционный зал вошла Керол, оператор-информатор с корабля "Молния", уникального по своему назначению, которым командовал Каир, златокудрый орионец. Каир родился на планете Гутера из созвездия Льва. Семнадцатилетний юноша, он один остался живым из экипажа летательного аппарата, потерпевшего крушение. Пришлось на неделю помещать его в анабиозную камеру, чтоб восстановить его энергетическую структуру.


Глядя на Керол, просто невозможно не восхищаться этой женщиной. Мягкие волны длинных пышных волос, окутывая ее плечи и спину, делали ее таинственной, легкой. Казалось, стоит энергично взмахнуть руками, и она, красиво разметав во все стороны, пахнущие утренней свежестью волосы свои, оторвется от пола и будет парить, словно фея из сказочного сна, распространяя вокруг спокойствие и счастье. Девушка пришла в КССК из дальней галактики Спираль. Очень яркая звезда Ярик дала ей зарождение, и свое детство она провела на зеленой планете Пух. Возможно, именно необычная звезда Ярик и наделила ее такой прекрасной энергетикой.
Цивилизацию, к которой принадлежала Керол, постигло несчастье: в систему Ярика ворвалась комета-болид "Чузер". Страшная волна разрушающих энергий промчалась по системе, нарушив все взаимосвязи планет. Но цивилизации повезло: в одной из семей родился удивительный мальчик Дигль. Высшие силы наградили его способностью просматривать пространство. Когда мальчику было десять лет, он увидел комету и почувствовал смертельную опасность. Дигль сообщил об этом в центр управления цивилизацией. Были приняты экстренные меры: эвакуированы люди трех высоко духовных ступеней. Было сделано все возможное и для оставшихся на планетах людей. После такого агрессивного вторжения "Чузер" система Ярика вошла в состояние соляриса, и вывести ее оттуда без участия пульсара практически было невозможно. Но в этом отдаленном уголке галактики пульсар еще не сложился, и оставшаяся часть цивилизации вынуждена пребывать в состоянии нулевого цикла. Солярис подобен втягивающему водовороту, замкнутому на себя.


Керол, сидя у пульта в удобном кресле, внимательно рассматривала картину перетекающих энергий, стараясь вспомнить, что ей напоминало удивительное изображение на ярком экране. Внезапно включился видеофон, высветив красивое и озабоченное лицо Альтека.
- Внимание всем! - голос Альтека дрожал от внутреннего напряжения. - На моем корабле произошла разбалансировка системы строкации. Могут погибнуть животные. Необходимо воздействие извне. Кто поможет?
- Альтек, держись, я помогу. Включи вибратор в месте пробоя, мне будет видно, как к тебе подсоединиться.
Это отозвалась Сагги. Ее корабль, набирая скорость, начал медленно обходить ровный строй эскадры. Вот он подошел к кораблю Альтека "Волна", как назывался корабль красных сигналов. Сагги очень умело и мягко подвела свою "Бурю" к тому месту, где проявилось красное излучение. Плотный луч белого сияния уперся в место разбалансировки. Плоскости двух кораблей на какое-то время прижались друг к другу.
- Спасибо, Сагги, все уже в порядке. Авария ликвидирована.
- А как животные? - спросила Сагги.
- Все в норме. Продолжаем путь!
"Буря" отстыковалась от "Волны". Экран видения переключился на другую позицию, но экран перетекания энергий начал меняться.


Эскадра подходила к выходу из лабиринта, а это означало прибытие к месту назначения. Изображение на экране видения то искажалось, то выравнивалось, но вот он как бы очистился и на нем появилась россыпь ярчайших звездных систем... Еще чуть-чуть, и эскадра войдет в акваторию космической станции "Гах-Цехан".
Керол облегченно вздохнула: "Ну вот, кажется, прибыли! Ах, как хочется ощутить под ногами теплую живую почву и мягкие лучи звезды!" Вобщем-то станции не воссоединяются с системами звезд, и потому их системы созданы искусственно. Они существуют как бы в автоматическом замкнутом режиме и не оказывают воздействия на какие-либо другие системы. Станции строятся вдалеке от галактических скоплений. Это дает возможность большим эскадрам обосновываться там на продолжительное время для необходимого отдыха команд кораблей, для профилактического осмотра и ремонта кораблей.
Эскадра во главе с кораблем "Терро" прибыла на станцию "Гах-Цехан". Все ее население уже проснулось и искренне радовалось возможности пообщаться между собой и хорошо отдохнуть.Все нуждались в психологической разрядке и смене обстановки, хотя понимали, что придется и основательно поработать.


Керол отправилась в холл для отдыха, занимающий огромное помещение на станции. Множество разных ярких цветов и разнообразие растений создавали сходство с планетарным парком отдыха. Людей в холле собралось уже много. Керол выбрала уютное местечко за ажурным деревом граната, спелые плоды которого манили к себе своей свежестью и все-таки почему-то казались красивым украшением. Девушка не удержалась и сорвала один плод, глядя на то, как из кольцевой кабины-коридора через многочисленные двери входили люди со всех кораблей эскадры, те, кто был свободен от вахты. Она ждала Альтека, командира корабля "Волна". Тот задерживался, очевидно, из-за аварии на своем корабле.
А холл был действительно чудесным местом для отдыха. После столь длительного и опасного перелета, людям хотелось шумных бесед. Хотелось слушать веселые шутки и самим шутить и балагурить, влюбленные пары находили укромные местечки, где они могли торопливо дарить друг другу нежные ласки, говорить те заветные слова, которые не успели, не смогли сказать при прежних встречах, зная, что отдых на этот раз будет слишком коротким. В общем, все находили себе занятия по душе.


Входя в холл отдыха, все невольно, хоть на короткое мгновение, останавливались и прислушивались, какая музыка пространства звучит в этот момент. Это очень важно, потому что это не обыкновенная музыка, и каждый ее слышит и слушает по-своему. И на каждого она действует по-разному. И самое удивительное то, что никто, никакое высоко разумное, высоко музыкальное существо эту музыку не пишет, никакие искусные музыканты ее не исполняют. Эта музыка пространства рождается вместе с любым пространством, является его неотделимой тонкой сущностью, наполняя его своей звучащей красотой. Она является той энергией разума, без которой разум как таковой перестает быть разумом. И все-таки это действительно музыка, творение того, кто творит жизнь в ее бесконечном разнообразии, а исполняют эту музыку сами неутомимые струны высших, тонких энергий.
Те люди, о ком ведется рассказ, а также и им подобные, то есть высоко разумные, высокоорганизованные существа, в определенные моменты жизни могут как бы не слышать этой музыки, но не воспринимать ее они не могут. Потому что они сами созданы Высшим Разумом из того самого материала, который составляет основу любого разума, и сами являются как бы музыкантами и исполнителями.
Каждый пришедший в холл знал, что его психика вольно или невольно будет настраиваться на ту музыкальную волну, которая облагородит его чувства, очистит тяжелые мысли и незаметно поможет его организму отрегулировать все узлы, от работы которых зависит многое, если не все, связанное с работой мозга.


На этот раз отдыхающих ждала приятная неожиданность. Включился самый большой экран, с которого командоры эскадр передавали самые важные сообщения и распоряжения. Вместо командора на экране появился Монтель, механик-пилот с корабля "Терро". Его в эскадре знали не только как хорошего специалиста, но и как поэта, доброго, веселого, честного парня с удивительно выразительными, большими, глубокими голубыми глазами.
- Не удивляйтесь моему появлению. Я знаю, что все в нашей эскадре устали от долгого напряжения, всем нужна должная разрядка. Одна прекрасная девушка уверила меня в том, что мои стихи о любви как раз то, что нужно сейчас вашим душам. Музыка пространства и ритмы моей поэзии помогут вам заглянуть поглубже в самих себя. Когда сочиняю стихи, я часто вспоминаю родину, свою маленькую голубую прекрасную планету Уги, где отполыхала моя первая любовь. Эта любовь к девушке и любовь к родной планете всегда присутствуют в моей поэзии, - сказал тихо Монтель, и на лице его появилась светлая печаль.


Полной тишины в холле не установилось, но разговоры стали тихие, многие с интересом смотрели на экран.
- Так это тот самый Монтель, что далеко не равнодушен к нашей красавице Арголенне? - раздался звонкий женский голос.
- Любовь ни у кого разрешения не спрашивает.
- Этот красивый молодой человек, видно, все же знает себе цену.
- Давайте послушаем парня. Я уже и забыл, когда читал стихи. Так можно совсем очерстветь, - слышались голоса.
А Монтель уже читал свои стихи, как бы ведя неоконченный разговор с той женщиной, которую любит чистой и благородной любовью:
Не надо обещать...
От боли и разлуки
Судьба нас не захочет уберечь.
И что слова? созвучия и звуки,
И никакая праведная речь
Не может заменить мне ласкового взгляда
Влюбленных глаз и нежность робких рук.
Не надо обещать.
Прошу тебя - не надо!
Я для тебя всего лишь верный друг.
И все равно я, чувствуя и зная,
Что есть другой, достойней и нежней,
Одну тебя, тебя я выбираю
Из стаи поднебесных лебедей.
Ты улетишь. И я один останусь.
Я песню вслед тебе пошлю.
Не надо обещать...
Я лебедем не стану.
Я просто Лебедь Белую люблю!


- Вот где уединилась моя Белая Лебедь! - радостно воскликнул Альтек. Он протянул руки к Керол, нежно обнял за плечи и на мгновение спрятал свое лицо в ее пышных волосах. - Прости, пришлось немного задержаться. Оказывается, Монтель-то так здорово читает свои стихи.
- Альтек! - Выдохнула Керол. Ее глаза излучали такой свет, от которого не могут не раскрыться мужские сердца.- Альтек, я сорвала свежий гранат, возьми его, пусть он станет символом единства наших душ.
Музыка пространства зазвучала тише, чтобы не заглушить душевный и чистый голос Монтеля. Каждому слушающему казалось, что именно для него написаны эти светлые стихи.
- Давай сбежим с тобой из дома
От лени скучных домочадцев,
Сбежим туда, где, невесомы,
Над степью облака клубятся,
Где ветерки в дремотных травах
Пьянеют вдруг от ароматов,
Где жарких губ твоих отрава
Мне будет слаще и приятней.
- Альтек, здесь не планета, а всего лишь станция, временное пристанище странников, - горячо шептала Керол, - может, действительно сбежим с тобой куда-нибудь в тихое место? Я так люблю лес и горы!
- Разве я могу не согласиться с моей Белой Лебедью! Только надо подождать, командор должна объявить, сколько времени мы пробудем на станции.
А чудная музыка переполнила весь холл, нет, она заполнила все великое пространство, она звучала во всем сущем, то разливаясь тысячами серебряных ручейков, то вспыхивая и рассыпаясь яркими шатрами звезд, то раскидываясь цветными шлейфами радуг.
- Подожди, не рви последней нити,
Шелковинки тоненькой не рви!
Мне во сне поведал небожитель
О твоей печали и любви.
Невидимые музыкальные струны, беспрерывно вибрируя, натягивались до предела и начинали рассыпать страстную дрожь по сердцам слушателей. И многим хотелось закричать: "Влюбленные, не расставайтесь!"


- Я жду, то ласковый, то грубый,
Жалея самого себя,
Когда твои шальные губы
"Целуй!" прошепчут мне любя.
- Слышишь, Керол, он ждет, и я также жду этого же, - страстно прошептал Альтек на ухо любимой.
По просветленным лицам многих, кто находился в холле, было видно, что стихи Монтеля достигли своей цели: они привели в движение чувственные струны душ отважных спасателей.
На экране вместо Монтеля крупным планом появилось лицо командора Эльгеи.
- Друзья, прошу извинения, что прерываю сладкозвучный голос нашего любимого поэта, но дело прежде всего. Мы прибыли на станцию "Гах-Цехан", чтоб хорошо отдохнуть, но отдых будет недолгим. Нас уже ждут в звездном скоплении Ахван, там что-то неладно. Разбираться придется на месте.



продолжение следует...




Tags: Гедеоново войско
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments