Алексей (argoriec) wrote,
Алексей
argoriec

Category:

Гедеоново войско

продолжение, начало здесь: http://argoriec.livejournal.com/24814.html
оригинал: http://www.proza.ru/avtor/ludmilaalekseev
блог автора: http://elgeya.livejournal.com/


Часть 2


getImage





РАМЭНС.

Молодой, красивый парень, представитель Коалиции Светлых Сил Космоса, Рамэнс вошел в состав команды эскадры как командир корабля-транспортника. Когда формировалась эскадра, ему Высшим Советом Иерархии была предложена должность командора. Подумав, Рамэнс отказался и предложил на это место кандидатуру Эльгеи, с которой уже не один раз проходил пространство лабиринта и бывал во многих переделках. Рамэнс считал свой характер слишком вспыльчивым, что при такой серьезной ответственности могло привести к большим неприятностям. Хотя по своей натуре он был добр и отзывчив, но при прохождении в пространстве лабиринта необходимо про- являть не только доброту и любовь, а и терпеливость, упорство, кропотливость. Любое событие надо было анализировать быстро, правильно и без лишних эмоций. Именно всеми такими качествами обладала Эльгея, девушка, которую он любил всем своим пылким сердцем.
Сроки спасательных работ иногда затягивались надолго. Спасатели могли находиться в пространстве по несколько космических лет и даже не иметь связи между кораблями. Звезды и планеты, несущие жизнь, притягивали их. Приходилось часто возвращаться к своим переселенцам, чтобы помочь им в трудных ситуациях. Надо было вникать в суть событий, находить причины возникших конфликтов. Проследить развитие цивилизации можно было только таким путем. Не внедряясь в человеческое общество, невозможно разобраться в хаосе мыслей и мыслеформ, создаваемых обществом возрастающего человечества.
Обладая незаурядным умом и способностями, Рамэнс нес в себе особую искру энергии, которая зажигала сердца, притягивала взоры людей, будь то цивилизация второго, третьего или двадцать пятого измерения. В него была заложена программа, о которой он больше догадывался, чем знал. И эта программа иногда проявлялась невероятным образом, изменяя его жизнь...


Рамэнс наблюдал за развивающейся растительностью. Она зародилась возле стеллы и медленно, безостановочно распространялась вокруг, можно сказать, расползалась разноцветной массой все дальше и дальше по поверхности почвы. Ей помогало возникшее движение первозданной атмосферы. Клетки растений множились, заданная программа работала. Начала проявляться плазма животных. То, что проявилось, еще не набрало энергетического потенциала для развития, и это нельзя было назвать животными, это были полурастениями, полуживотными. Но они уже активно функционировали. И это радовало. Рамэнс опустился ниже, поближе к почве, и лаф его завис над поляной, уже покрытой первыми цветами. Их причудливые формы и разнообразие красок не могли не восхищать отзывчивое сердце Рамэнса. Все говорило о том, что планета подает надежды, что она старается, она знает, что именно ей суждено принять драгоценный груз. Значит, планета разумна! Разве такое не могло не радовать?!
Гор знал, что творил. Не всякая планета на этой стадии развития способна принять плазму человека. Значит, надо подарить ей право на выращивание человека. Это уже задача посложнее. Придется постоянно следить за развитием и не однажды возвращаться сюда, помогая ей телепортироваться в пространстве при достижении определенных параметров возрастания сознания. Сознание - гравитационное поле, способное удерживать планету на стадии космического совершенства. С увеличением совершенства, увеличивается и возможность планеты воспроизводить разум.
Разум - основа мироздания. Его частицами пользуются Боги. Разум так кропотливо выращивают, потому что в человеке, выращенном в бесконечном потоке времени проявляется сущность Бога. Но прежде, чем проявится что-то, способное воспринимать энергию высших тончайших материй, человек пройдет не одну стадию воплощений, очищений и преобразований не только в планах физических, но и духовных ступеней возрастания. В этом процессе активно участвует окружающая среда, поставляя информацию через информационные поля тонких энергий.
Рамэнс наблюдал и думал. Сложилась очень интересная ситуация. Гибли остатки цивилизаций. Лучшая часть их смогла переселиться, но и брошенная часть, наиболее слаборазвитая, уже несла в себе много положительных качеств, применить которые человечество не сможет довольно долго по временным меркам. Спасти удастся только то, что стремится к свету. Перенося человечество сюда, Коалиция Светлых Сил Космоса знала, что условия выращивания на этой планете будут тяжелыми. Необходимо было создать нужную среду обитания, тогда возникнут процессы возрастания мощности полей. Набирая мощность, энергополя будут поставлять информацию из пространства Космоса, создавая условия расширения сознания. Только труд и чистота помыслов способны расширить сознание и нести разум Бога. "Даже нам далеко до этого, - думал Рамэнс, - а каково будет им, перенесенным сюда, вновь обрести хотя бы способности, которые они имели до катастрофы. Сепарирующий щит энергий - как до него далеко человечеству, сколько преград придется ему встретить на пути к созданию хотя бы цивилизации, подобной Демиургам.


Демиурги - солнечные братья, сущности высших категорий человечества. Им не нужна подпитка плотной материализованной энергией. Они способны питаться частицами нейтрино, через них получая необходимую информацию. Демиурги могут жить везде, в любом пространстве, где имеются звезды - генераторы душ, если говорить иными словами . Могут они жить и на нейтринных звездах и планетах. Там тоже есть для них пища. Пребывать в среде планеты трехмерного пространства демиургу можно недолго. Это слишком плотная среда для него. Если же такое необходимо, то он должен пройти внедрение, то есть принять оболочку наиболее приспособленной защиты в этой среде..."
Рамэнс включил экран ближнего обозрения. Живая разноцветная трава колыхалась, казалось, шелковым ковром под самыми ногами. И так захотелось ступить на этот ковер и почувствовать необычную благодать новой жизни на новой планете. И Рамэнс не выдержал: усилием своей мысли он опустил лаф на почву и вышел из него. Необычные ощущения овладели всем его существом. Это было похоже на большую светлую любовь, смешанную с чувством жалости. Это его сильно удивило. Обычно он спокойно, без каких-либо эмоций воспринимал планеты. Здесь же произошло с ним что-то необычное.
Рамэнс подошел к стелле и притронулся к ней рукой. И стелла вдруг запела голосами волшебных флейт, заставляя петь и его сердце. Рамэнс понял причину и медленными шагами вернулся в лаф.
- Армаль, свяжи меня с Эльгеей.
- Сейчас, - ответила Армаль.
- Рамэнс, что ты хочешь? - спросила Эльгея, лицо которой Рамэнс увидел на экране видеофона.
- Эльгея, необходим зуммер, планете не хватает вибраций. Слабовато гравитационное поле.
- Мне все понятно.
Через миг заработали вибраторы на корабле "Радуга". Планета наполнялась звуковыми волнами. Лафы на такие вибрации не реагируют. Частотность их настолько низка, что воздействует только на материализованную плазму. Рамэнс проверил опять стеллу. Теперь от прикосновения руки к ней она выбрасывала искры, которые приятно покалывали руку. Рамэнс заметил, что к стелле потянулся росток какого-то растения. Вот он прикоснулся к ней своей вершинкой, и произошло настоящее чудо: на вершинке сначала образовалось что-то подобное лепесткам цветка, а уже через минуту Рамэнс удивленно и радостно любовался большим бутоном алой розы. Рамэнс наклонился над розой, ему так захотелось хоть одним пальцем дотронуться до ее нежнейших живых лепестков. И цветок, будто поняв желание Рамэнса, сам потянулся к нему, и он услышал:
- Сорви меня. Я принадлежу той, чье сердце привело сюда человека.
- Откуда ты знаешь про человека? Ведь плазма человека еще не помещена сюда.
- Я душа Зеи, душа этой планеты.
- Хорошо, я сорву тебя, чудеснейший цветок. Лучшего подарка той, про которую ты сказала, я никогда и нигде не найду. - Рамэнс осторожно сорвал цветок и пошел к лафу.
- Я возвращаюсь на корабль, Эльгея, и везу тебе нечто удивительное.
Лаф Рамэнса почти мгновенно переместился по пространству, на "Терро" открылись шлюзы, принимая лаф, а через минуту Рамэнс уже стоял перед Эльгеей, протягивая ей драгоценный цветок с плотно свернувшимся бутоном. Эльгея не успела сказать слова благодарности, а цветок вдруг, встрепенувшись, потянулся к ней, разворачивая свои необыкновенные лепестки. На нежной алости лепестков чуть-чуть дрожали слезинки росы.
- Я дарю тебе себя, - услышала Эльгея шепот цветка.


Девушка с трепетной благодарностью взяла в руки цветок, и в это время в операционный зал вошел мужчина необычной внешности. Его лицо изнутри светилось голубоватым светом, прекрасные жемчужные глаза поражали мудрым выражением.
- Это символично, - сказал он мягким спокойным голосом, - такое бывает редко. Так космос благословляет вас. Но путь ваш далек и нелегок, и многое свяжет вас и планету. Только одна из тысячи планет дарит такой символ своим попечителям, избравшим ее для поселения разума. Рамэнс, Эльгея, здесь суждено родиться Богу.
Только что стоявший тут и говоривший молодым людям такие хорошие и значимые слова, человек с жемчужными глазами растаял, как привидение. Молодые люди поняли, что перед ними был Гор. Почему они так подумали? Может, им подсказал сам Гор, один из могущественных и прекрасных Богов.
Трудно обойтись в такие моменты без бурных эмоций, но ведь и немногим из аргорийцев удается видеть Гора, а уж слышать его слова - это высшая награда.
Эмоции эмоциями, а дела должны идти своим чередом. Эльгея быстро пришла в себя и встала к пульту. Чуть дрожащим от волнения голосом она сказала:
- Пуэлл, свяжи меня со всеми членами экипажей кораблей. Пора начинать.
В зал вошли Сел, Виар и Гретт. За ними появились Сагги и Монтель.
Уже твердым и строгим голосом Эльгея отдавала команды:
- Настроить передатчики плазмы, вывести корабли-отражатели на орбитальный полет, создать поле музыки, снять напряжение планеты.
- Все готово,- доложил Сел.
Монтель включил записывающую аппаратуру. Альтек и Сагги наблюдали за приборами, показывающими состояние планеты, растительного и животного мира при измененных вибрациях. Кажется, все было в норме.
- Виар, как состояние плазмы?
- Все готово, можно начинать.
- Включить телепортатор плазмы. Рамэнс, принимай и наблюдай.
Голубой искрящийся луч вырвался из пики "Терро". Проходя сквозь эрмальное поле корабля, он приобретал то малиновую, то золотую окраску.
- Стелла работает нормально, - доложил Рамэнс.
- Дайте дополнительный зуммер.
-Теперь все хорошо, - как-то торжественно произнес Рамэнс. - Плазма растекается по почве, скоро начнется преобразование.
Надо было подождать пять минут космического времени, потому замолчал Рамэнс, замолчали и все остальные. Все напряженно наблюдали, как плазма перемещалась по планете.
- Все, - прервала молчание Виар,- мы телепортировали всю плазму. Ээхинарий пуст.
- Это хорошо, - отозвалась Эльгея, - не нужно ломать голову, куда девать остальных. Теперь можно и покинуть планету. Здесь останется Лэнда, ее задача - наблюдать и контролировать. Система иерархии возникнет сама в процессе наработки астрала. Мы же будем изредка навещать их. Нас ждут другие миры. Вернется Рамэнс, и мы оставим эту галактику. Сел, запроси станцию связи, пусть дадут нам новый маршрут. Всем кораблям эскадры приготовиться к отправлению.
Руис включил навигационные экраны. Сел налаживал поисковый луч. Возвратились Армаль и Ментрес. Вскоре появился Рамэнс. Вся команда эскадры в сборе. Ее функции и состав определялись КССК. Эскадра имела на борту сто сорок четыре тысячи людей. Именно такое количество было необходимо: миры многослойны, и порой энергии малого числа людей не хватает даже на местную связь.
Рамэнс стоял у экрана и с душевным трепетом смотрел на маленький шарик в пространстве, недавно зародившуюся планету, которая сегодня определила путь его сердца и дала благословение им с Эльгеей. Она благословила не только на любовь, но и на многие тайные испытания. Мысли Рамэнса унеслись к планете.
- Такова жизнь. Прощай, Зея, частичка души твоей уходит с нами, мы будем хранить ее и беречь.



К О М А Н Д О Р - Э Л Ь Г Е Я.

Нелегко сложилась судьба этой девушки. Долгим и трудным был путь ее на "Терро". Детство ее прошло на теплой и яркой планете Чизари, в объятиях двух солнц: Альт-Вари и Гельт. Население на Чизари было малочисленное. Содружество двух людей не воспроизводило потомство, как это обыкновенно происходит у людей. Они принимали ребенка из пространства миров Космоса, растили и лелеяли его...
Аргорийцы, вечные космические странники, давно покинувшие свое солнце Аргус, что в далекой галактике "Пространство Любви", свободно перемещались по Космосу, отыскивая и обживая планеты. По космическим меркам аргорийцы жили более ста лет, а в земном измерении такой год мог бы выразиться в десять тысяч лет. При этом надо учитывать, что само бесконечное пространство и полеты в нем увеличивали этот срок.
Эльгее было девятнадцать лет, когда она космолетчиком корабля-транспортника вошла в состав КССК. Не один год провела Эльгея в пути, занимаясь перевозкой плазмы с планеты на планету. Сначала расстояния были маленькими. Пилот должен был научиться проходить пространство, освоить лабиринт, прежде чем КССК могло доверить ему большой корабль или эскадру. Корабль-транспортник, каким командовала Эльгея, назывался "Эуливер", а экипаж его состоял из семи человек. Этого было вполне достаточно, чтобы обслужить две-три галактики, находящиеся в одном звездном скоплении. Работа выполнялась примерно за месяц. Это был скучный, однообразный труд. Перемещение по лабиринту происходит по каналам связи, потому время полета сокращается. Транспортники обслуживают лишь плановое расселение.
Следует заметить, что Эльгея - девушка уравновешенного и вдумчивого характера, серьезно относилась к любому делу и была во всем исполнительна. Ее не пугали трудности и преграды, и она с достоинством умела выходить из трудных ситуаций.
С Рамэнсом Эльгея познакомилась, когда он на своем "Альбатросе" прибыл на станцию слежения "Гобден-цха". Для созвездия Водолей станция небольшая, одновременно она может принимать в свое поле восемьдесят кораблей-транспортников. На этой станции и завязалась дружба молодых людей.


Жизнь космолетчиков сложна, но свой путь они выбирают сами. Транспортники получают плазму через станции слежения, расположенные в межпространственных узлах. В основном это астрал, наработанный планетой. Плазму, что называется, пересортировывают и отправляют на новые планеты другой галактики или в космос для переформировки, доработки, доращивания. Это необходимо, иначе процесс развития человечества будет неравномерен.
С тех пор, как между Эльгеей и Рамэнсом возникла дружба, а потом и появились нежные чувства, их корабли "Эуливер" и "Альбатрос" можно было встретить часто вместе в различных точках Космоса. Но бывало и так, что маршруты их не совпадали, тогда они надолго разлучались и им оставалось только терпеливо ждать новой встречи и тосковать друг о друге. Когда им предложили войти в состав эскадры КССК "Гедеоново войско", они с радостью приняли это предложение. Это значило - новая работа, новые маршруты. Прошло целых два года, прежде чем Эльгее предложили должность командора эскадры. У нее уже был к этому времени большой опыт работы. Надо сказать, что головной корабль "Терро" был гордостью КССК. В состав эскадры входили корабли охраны, транспортники, трансмутаторы, траулевентаторы, такие, как "Арго", проблематоры, супзории, супозитории, ээхинарии, корабли-отражатели. Всего в эскадру входило восемьдесят пять кораблей. В задачи эскадры входила как плановая транспортировка человечества, так и спасательные работы в случае получения сигналов тревоги.
Первое совместное путешествие Эльгеи и Рамэнса было в созвездие Лебедя из созвездия Водолея. Трассу прокладывал Руис, парень немного торопливый, но зато отзывчивый и дотошный, как говорят. Руис мог допустить небольшие ошибки в своей работе, но никогда не возражал против их исправления, хотя в душе свои мнения не менял.
Полет этот был завершен успешно и во время, население было благополучно переправлено, и "Терро" уже возвращался на станцию "Гах-Цехан" межсферной транспортировки, когда поступил сигнал тревоги о приближающемся гравитационном циклоне. Очаг циклона зародился в кириллийном блоке пространства, очень близкого к галактике "Млечный Путь". В созвездии Большого Пса бушевало пламя эльгамного выброса.
Пришлось срочно пересмотреть маршрут, и "Терро" с эскадрой сменил курс. Поисковые приборы глемароны работали постоянно. Канал прохода в систему Водолея был отрезан. На помощь "Терро" вышел не менее мощный корабль "Годаэдр" с шестью кораблями-проблематорами. Проблематоры выравнивали волновые колебания, снимали искажения пространства, создавали мощное электромагнитное поле, притягивающее эльгамные частицы, вышедшие из-под контроля энергии Рир. Баланс пространства был вскоре восстановлен, но остатки вырвавшихся частиц могли опять вызвать хаос. Поисковая антенна "Гицаваги" нащупала в пространстве звезды Сириус слабые частотные колебания, напоминающие сигнал тревоги. Это могла быть погибающая цивилизация.
Пуэлл усилила сигналы, и ей удалось связаться с Лэндой. Лэнда была пространственным наблюдателем. Таким наблюдателям КССК доверяет наблюдения за выращиванием человечества, без которого развитие разума в Космосе невозможно. Лэнда просила помощи.
Эскадра взяла курс на Сириус...


Команда корабля собралась в операционном зале. Мерно потрескивал зуммер антенны поиска. Люди расположились в креслах и ждали, что скажет Эльгея. А та, стоя спиной к залу, смотрела на многочисленные экраны и, очевидно, анализировала состояние кораблей эскадры, окружающего пространства, галактики "Млечный путь". Но, кажется, сейчас больше всего ее интересовали сигналы, поступающие с новой планеты через пульсации стеллы, установленной на этой планете.
- Ну что же, - Эльгея медленно повернулась лицом к членам экипажа, - как мы назовем новую, пока еще безымянную, планету? Мы поселили на ней жизнь, и она должна иметь красивое имя.
- Я думаю, что ей очень подойдет имя Зея. - Ментрес показала рукой на экран, на которой красиво светился голубой шарик планеты. Зея означает - подающая надежды. И Гор об этом же сказал. Ведь он прямо сказал, что там зародится Бог. Разве этого мало?
Присутствующие в знак согласия закивали головами.
- Хорошо, пусть будет Зея, тогда звезда будет называться Ра. Ра - это первая часть радуги, через многоцветье которой придется пройти планете. Сейчас мы уходим на станцию "Гах-Цехан". Здесь, как мы решили, остается Лэнда. Работы ей хватит, скучать не придется.Лэнда, мы все желаем тебе удачи, но мы еще не раз вернемся сюда, таков закон.
- Спасибо, Эльгея, спасибо друзья. Душой я всегда с вами, - отозвалась Лэнда. - Счастливого вам пути!
- Эскадра отправляется на отдых на "Гах-Цехан". Пуэлл, пригласи ко мне командиров кораблей-транспортников Гудис, Кетру и Дика.
Через несколько минут в зал вошли молодые люди, два парня и девушка. Приятно было смотреть на удивительно стройную и сильную Кетру с нежным и красивым лицом. В поведении парней чувствовалось спокойное достоинство.
- Армаль, Ментрес, проверьте чистоту пространства.
- Хорошо, - спокойно отозвалась Армаль.
Девушка заняла свое место у пульта. Защелкали клавиши, зазвенел поисковый зуммер. Прощупывалось пространство на случай агрессии какого-либо зашедшего в эту часть пространства космокорабля агрессивных цивилизаций. Борьба миров шла постоянно, и то, что сеяли корабли КССК, пытались уничтожить корабли КТСК, подготавливая себе почву для будущих поселений. КТСК никогда не приходили на пустую планету, потому что пищей им служила энергия населения светлых сил.
- Командиры, - обратилась Эльгея к пришедшим, - у вас есть на кораблях запас эльгамных частиц, собранных в циклоне?
- Да, - сказал Гудис, - мы немного собрали.
- Тогда создайте латонное поле планете, усильте восприятие поступающей энергии. Надо ускорить происходящие процессы.
- Задача ясна. Можно выполнять? - спросила Кетра.
- Да, можно.


Молодые командиры ушли. Их корабли-транспортники были пристыкованы к "Терро". Это был их первый полет в составе эскадры. И тут еще такое счастье, собственными глазами увидеть Гора!
Транспортники отстыковались и вошли в поле взаимодействия галактики.
Прошло пятнадцать минут. Обзор пространства был закончен. Вернулись на свои места корабли-транспортники. Все было спокойно.
- Всем приготовиться! - дала команду Эльгея. - Входим в лабиринт. После прохождения пространственного блока всем погрузиться в сон.
"Терро" медленно сдвинулся с места, набирая скорость. Вот и первое пастеральное сечение. Блок прошли благополучно. Все, кто находился на космических кораблях, отправились по анабиозным кабинам. На вахте остались Ментрес и Руис. Они должны следить за работой приборов, но вмешиваться в действия приборов нельзя. Кирилийные блоки пространства моментально улавливали притягивающие вибрации мозга, а это могло привести их к разбалансировке. А уж тогда вся материализованная масса втянется в хаотическое состояние, и восстановление невозможно.
"Терро" уверенно проходил лабиринт, преодолевая все возникающие препятствия энергетических стен всех мерностей. Его оболочка накалялась, он иногда вибрировал, когда напряжение электромагнитных, магнитных и гравитационных колец достигало максимальных величин. Возникавшие на пути пси-поля искажали пространство, и на экранах появлялись причудливые формы материи. Их структуры были многоцветны и поражали бесконечным многообразием. Защитное поле "Терро" создавало защиту всей эскадре, не позволяя прорваться в плоскость перемещения искаженным турбулентным движениям, ультразвуковым вибрациям.
Ментрес и Руис привычно и невозмутимо наблюдали за возникающими на экранах меняющимися изображениями. Это не вызывало у них беспокойства. Лабиринт, можно сказать, вел себя как надо.


А Р М А Л Ь. СМЕРТЕЛЬНАЯ ОПАСНОСТЬ ПРИ ВСТРЕЧЕ ЭСКАДРЫ С ПАРНЫМ ПУЛЬСАРОМ И ГОЛУБЫМ КАРЛИКОМ.

Армаль пришла в Коалицию Светлых Сил Космоса с корабля-трансотражателя, где она выполняла роль поискового наблюдателя. Детство ее прошло в галактике Волосы Вероники. Девушка выросла целеустремленной и удивительно восприимчивой ко всему хорошему и новому, она была умна и внимательна ко всем, с кем приходилось ей встречаться и иметь дело. При том у нее имелись многие черты мужского твердого характера, что дало ей возможность пройти курс командира бойца. Транс-отражатель "Эркей" был вооружен, как говорится, до зубов. И на этом корабле Армаль прошла пространство средних миров во многих направлениях. Не раз и не два приходилось сражаться с агрессивными цивилизациями. Но каким бы сильным не оказывался противник, "Эркей" всегда выходил победителем.
Однажды в КССК пришел светловолосый, голубоглазый парень Викос с планеты Гетека, что находится в созвездии Орион. Парень с детства хотел познать разные миры и мечтал о дальних космических путешествиях с опасными приключениями. Викос сразу покорил сердце Армаль своей яркой мужской красотой, и было в нем, как казалось девушке, еще что-то многообещающее, таинственное, глубинное, что привлекало и волновало не меньше, чем внешняя красота. Викос тоже полюбил девушку и хотел попасть в эскадру, чтоб чаще бывать с Армаль, но у него был невелик стаж космолетчика, и потому он не набрал нужного числа голосов на Высшем Совете. Ему предстояло бороздить Космос на маленьких кораблях-транспортниках.
Получалось так, что влюбленные могли встречаться лишь на станциях слежения, где иногда пересекались пути их кораблей. У Викоса была возможность пойти в экспедицию с эскадрой, но только в качестве обслуживающего персонала. Армаль воспротивилась этому, потому что при достижении определенного срока стажа пилоты-транспортники принимались в эскадру.

Девушка верила, что так оно и будет.
Прежде чем войти в анабиозную кабину, Армаль посмотрела на голографическое изображение лица Викоса, грустно вздохнула, расслабилась и опустилась на ложе.
- Викос, Викос, где ты сейчас? Наверное, уже прибыл на планету назначения, принял груз и получил новое задание. Пусть беды не коснутся тебя, - сказала Армаль вслух, словно любимый ее мог услышать эти слова.
Розовая приятная пелена сна накрывала сознание девушки, мысли куда-то исчезали из сознания, словно их куда-то уносила неведомая сила. Но вскоре зуммер разбудил ее. Что-то случилось непредвиденное?
Ментрес в полузабытьи следила за происходящим на экранах. Тело ее казалось ватным, оно не ощущало никаких вибраций. Особые кресла помогали сохранить одновременно спокойствие и ясность ума. И вдруг пурпурные и белые растекающиеся пятна на экранах превратились в ярко-красные всполохи, а на экране, показывающем лучевую антенну, появилось огненное свечение, охватывающее языками шпиль антенны.
- Руис, смотри, мы попали в зону сегментарных излучений, - забеспокоилась Ментрес. - Почему-то компьютер автопилота не просчитал такую возможность. Положение очень серьезное. Надо будить Эльгею.
- Да, это сегментарное излучение. - Руис включил усилитель кресла, и тело стало подвижным, уменьшились перегрузки.
- Я уже здесь. - За спиной товарищей появилась Эльгея. -
Принимаем срочные меры. Включить вибраторы. Командирам всех кораблей усилить свое внимание и подвести корабли к "Терро" на минимальное расстояние. Армаль, что там у тебя?
- Большие искажения на видеоэкранах, не могу разобраться. Фильтры не работают, - ответила Армаль. Она уже полностью пришла в себя и сидела за пультом "Эркея".
Корабль "Эркей" с командой в сто человек имел не малую мощность сопротивления. В последнем сражении "Эркей" получил значительные повреждения и почти два месяца ремонтировался на станции слежения возле яркой звезды Чигор.
- Эльгея, мне удалось наладить фильтры, рядом с нами справа двойной пульсар. Искажения невероятные, боюсь, что не выдержат фильтры. Слева от нас голубой карлик.
- Этого не может быть! - воскликнула Армаль. - Мы попали в латонное поле и пси-поле искаженных пространств. - Сердце Армаль сжалось, когда она подумала о том, что вырваться из синтеза этих энергий почти не возможно.
- Никакой паники, ведите себя спокойно, - твердым и уверенным голосом сказала Эльгея. - Включить все вибраторы кораблей, создать отражающие щиты в три слоя, излучения от себя. Будем пробиваться на пульсары, там больше надежды вырваться, чем в полях голубого карлика. Он сжимается и втягивает все в себя. Усилить латонное поле. Руис, сколько до пульсаров?
- Двадцать семь единиц пространства.
- Хорошо. Возможность еще есть. Всем быть предельно внимательными. Сжать эскадру до предела, воссоединить поля. - Эльгея находилась в кресле, создающем нормальные условия работы при перегрузках, когда корабль идет на неограниченной скорости. - Всем внимание! Вибрация усиливается, перегрузки увеличиваются. Идем на пределе. Руис, как только до пульсаров останется девять единиц пространства, включить экстренное торможение. Точно просчитанный момент раскрытия пульсара, и мы тут же создадим толчок.
- Я все понял, командор.
Эскадра двигалась, не сбавляя скорости. Вокруг прижавшихся друг к другу кораблей эскадры возникло мощное сияние, способное затмить свет средней звезды. Энергия создавала поля защиты, отталкивала, разбивала нити полей.
- Арголенна, включи траулевентатор, он пробьется.


Корабль "Арго" стал медленно обгонять эскадру. Похожий на огромного блестящего ежа, объятый пламенем, он поравнялся со шпиль-антенной "Терро" и выбросил вперед мощный луч белой энергии. Красные языки энергетического пламени сникли, лишь слабые розовые язычки продолжали облизывать шпиль-антенну.
- Девять единиц, командор, - доложил Руис.
- Торможение! - скомандовала Эльгея.
Вся эскадра одновременно застыла на месте.
- Импульс, второй, третий, четвертый, - считал Руис.
- Опоздали! Еще импульс, два, три, три с половиной...
- Вперед! - прозвенел голос Эльгеи.
Эскадра дружно рванулась вперед. С новой силой, искрясь, запрыгали алые языки пламени. Луч "Арго" ударил по ним. Свечение стало затухать и вдруг пропало. Дружное, торжествующее "ура" пронеслось по всем кораблям эскадры. Вырвались из смертельной, казалось, западни! Пульсары медленно уплывали вдаль. Теперь появилась возможность их разглядеть.
- Еще три периода и можно восстановить прежнюю скорость.
Постепенно корабли снимали защитные поля, но еще оставались, как птицы, в едином строе.
- Все спокойно, доложила Армаль.
- Геро, а у тебя как? - запросила Ментрес у своего штурмана.
- Все в норме, - отозвался он, - наблюдаю за голубым карликом.- Какой-то странный он.
Эльгея посмотрела на экран, на котором светился голубой карлик. Конечно, это всасывающая звезда. А та, действительно, вела себя как-то странно. Голубые карлики вообще редки в Космосе, и тайна их еще не до конца раскрыта, но все же Эльгее приходилось с ними сталкиваться. Вокруг этой звезды почему-то возникли сразу две энергетические воронки, которые активно пульсировали и стягивали пространство. Но вот обе воронки стали складываться в одну.
- Пульсар! - воскликнула Армаль. - Он участил свои периоды.
- Сколько периодов, Руис?
- Восемь вместо трех.
- Вперед на предельной скорости!


Эскадра сделала отчаянный рывок и мгновенно удалилась от рокового места и времени. Искаженное пространство сделало такой прогиб, что канал транспортировки космических кораблей был перекрыт, но уже позади эскадры. Зазвенел зуммер искажения пространственных магистралей, но тут же затих. Арголенна вернула "Арго" на исходную позицию. " Терро" по-прежнему шел впереди эскадры.
- Всем отбой, - отдала долгожданную команду Эльгея.
Дальше по пути движения лабиринт был спокоен. Проскочили кирилийный блок пространства, чуть прогнув его стену. Стена заколыхалась, но выдержала. На работающих экранах причудливо колыхались переливы энергий.
В лабиринте наблюдать за звездами и галактиками трудно, мешает энергия РИР пространственных коридоров.
- Руис, включи поисковую антенну, хочу посмотреть, что там с нашими пульсарами и голубым карликом. Кстати, где мы находимся?
- Мы прошли туманность Андромеды, это ее подарок.
- Нечего сказать, хорошенький подарок! Чуть не втянуло в воронку.
Эльгея следила за корректирующим экраном, который при удалении от наблюдаемого объекта, как бы перещелкивая изображение, приближал его. Пульсары действительно участили свои импульсы, усиленно выбрасывая пучки эльгамных частиц. Радиоактивный сброс все усиливался, фотоны шли мощным потоком в сторону голубой звездочки, которая с жадностью поглощала все, что попадало в воронку искривленного пространства. Это было удивительнейшее зрелище необычайной красоты. Но и наблюдать было страшно. Что будет дальше? Как прореагируют нити пространства. Воронка увеличивалась. Одним краем, вытянутым в длинный искаженный язык, она тянулась к одному из пульсаров.
Парные пульсары, как в этом случае, само по себе большая редкость. Производить толчки, вздохи пространства, создавать учащенное "сердцебиение" может и один пульсар. Два же рядом, находящиеся на расстоянии одного периода друг от друга,- это уже слишком! Да еще в компании с голубым карликом. Редкостное явление.
Язык воронки голубого карлика продолжал тянуться к одному из пульсаров, все искажая и искажая пространственно-энергетическую сеть. Вот он на столько приблизился к пульсару, что пульсар прекратил свое движение, замер, изменив свой цвет, а потом золотистой каплей втянулся в искривленное пространство и соскользнул в самое сердце голубого карлика. Яркая вспышка озарила экран, на который смотрела Эльгея.
- Так вот как рождаются сверхновые звезды! В Высших Иерархиях их называют Армедами. А новая Армеда стала излучать резкое бело-розовое свечение. Ее протуберанцы разлетелись далеко в стороны. Один из них обнял второй пульсар, но не поглотил его, а лишь изменил его ритм.
- Как хорошо, что мы вовремя оттуда ушли, - сказала Эльгея, отключая эхо-экран. Нужно было уходить. Излучения Армеды могли разрушить защитное поле эскадры.
- Всей эскадре на предельной скорости вперед!
Изменилась цветовая гамма на экранах, зуммер запел спокойнее.
Можно было отдыхать.
- Маршрут в норме, команды кораблей могут отдыхать, - спокойным, расслабленным голосом распорядилась Эльгея и поднялась из кресла.
На вахту корабля "Терро" заступили Пуэлл и Монтель.



продолжение следует...



Tags: Гедеоново войско
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments